Litisa (litisa) wrote,
Litisa
litisa

Роман с продолжением. Глава 6.

Ура, ура!! я написала :)) ясности стало еще меньше... но так интересно.
Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4.
Глава 5

Глава 6.
Совсем вечером Маринка позвонила Никите. У Ромки ничего толкового сообразить не удалось. Решили посоветоваться с папой Никиты, показать ему письмо. О звонке по номеру из объявления пока решили ничего не говорить даже Роминому папе. Взрослые сразу панику разведут, и однозначно заберут документ.
- Ну, что отец сказал? – поинтересовалась Маринка.
- Папа сказал, что документ, скорее всего, подлинный. Волокна бумаги и цвет чернил указывают на его старину. Но надо бы экспертизу, конечно… Для полной убежденности..
- А еще что сказал? Неужели ничего существенного?
- Ну, видишь, папа специализируется на истории советского периода. Он, конечно, знает много, но посоветовал сходить к Куницыну. И к деду съездить, он тоже этой темой увлекался одно время. Но это только в выходные. Он же у нас уже на дачу съехал, за городом живет сейчас… К дяде Вите можно сходить завтра. После уроков. Всем вместе. Я ему книжку отнесу, и сразу поговорим.

- Ну да, хорошо, - несколько разочарованно сказала Марина. Она ожидала, что историк сразу даст какой-нибудь ключ, появится ниточка, о которой можно будет подумать.
- Я вот что подумал, - торопливо продолжил Никита, видимо, почувствовав этот легкий зевок, - у нас же есть еще персоны в списке! Мы как-то забыли о Лидии Ивановой и Марине Семеновой. Первая работала с Глебом Борисовичем и может знать, откуда у него письмо. Правда, может и не знать…
- О! Да, точно! – После сообщения Роминого папы Маришин как-то и забыла, что в списке были еще люди. – Марину-то Петровну я же знаю!! Она мою работу на конкурсе в январе читала. Она меня не помнит, наверное.. Ну, да ладно. Телефон в редакции можно взять, завтра позвоню. И Лидию Иванову поищу, только что мы у них спросим? Чтобы не спалиться..
- Ну, можно сказать, что пишешь текст о легендах города и слышала о письме. И выяснить, что они знают. А там глядишь… - Никита казался себе опытным сыщиком.
- Ладно, Шерлок Холмс, твоя версия вполне рабочая. Спасибо! Спокойной ночи. Завтра в три в сквере, как договорились. Не опаздывай, Ромка этого жутко не любит.
- Угу, спокойной ночи.
И Никита положил трубку.

***
На следующий день ребята встретились после уроков в сквере. Не было только Ромы. Скамейка была видавшая виды, сидения давно не было – одна узенькая дощечка, но спинка еще сохранилась. Было прохладно, и компания выглядела нахохлившимися воробышками, спустившимися с веток на это деревянное сооружение.
- Я узнала телефон Марины Петровны, можно ей позвонить прямо сейчас, - радостно сообщила Маришин.
- Давайте уже отдадим письмо знающим людям. В музее все проверят, выяснят... А то жареным как-то пахнет. – Мишка съежился еще больше. Двойка по английскому совсем не улучшала его и так скверное с утра настроение. А вероятные 1,5 тысячи его больше не грели. Мало ли, кто может оказаться на том конце провода.
- Да, погоди ты! Тут же тайна! Если мы сейчас отдадим его взрослым окончательно, мы ничего не узнаем. Они даже в газете не напишут! А я помру от любопытства. Это же всю жизнь с загадкой жить придется. – Маринка застегнула молнию куртки до подбородка.
- Что-то Ромка задерживается, - пробурчал Мишка, – договаривались же в три… а уже пятнадцать минут четвертого.
- Сейчас я его наберу, – Маринка запикала кнопочками и прислушалась к трубке. – Хм. Не отвечает… И домашний… Может, батарейки сели?

***
Еще через пятнадцать минут Маришин задергалась по-настоящему. Это было совсем не похоже на Рому. Такого можно было ожидать от Мишки, но не от Ромы! До двух двадцати у него факультатив по информатике, потом он хотел закинуть сумку домой, перекусить и в сквер… Видимо, что-то случилось.
- Пойдемте до него дойдем, а? – посмотрела умоляюще Маринка.
Никита послушно спрыгнул на землю, Мишка нехотя сполз, двигаться не хотелось абсолютно, какое-то непонятное нехорошее ощущение уже заползало к нему за воротник.

***
Дома у Ромки никого не оказалось. Потоптались у знакомых зверей, что называется, попинали коврик. И тут совсем нехорошо стало Марине. Холодно как-то.
- Слушайте, а разговаривал-то вчера Ромка…
- Ты что? С ума сошла? – Мишка возмутился такой нелепой мысли, хотя сам уже думал ее всю дорогу до Роминого дома. – Звонили мы с автомата, так? Никаких наших контактов у того нету, так? Никаких зацепок, понимаешь? Что, по голосу уже выдают номера телефонов и адреса? И потом, он даже не сказал, что у нас письмо! Сказал книжка…
- Ну, а почему тогда не отвечает телефон? И где он тогда? Он всегда сообщает, если что-то случается! Хотя бы смской. Не то что ты… – Марина уже чуть не плакала.
- Нужно успокоиться. И подумать холодной головой, так папа всегда говорит. Может, его задержали в школе? А телефон сел, и он не мог сообщить. А мы тут нервничаем зря. – Никита попытался успокоить друзей, хотя сам внутренне тоже подпрыгивал.
- Тогда надо дойти до школы. – Маринка чуток ожила. Возможность действий давала ей некоторое ощущение контроля над ситуацией, которая на самом деле от нее совсем не зависела.
И они отправились в школу.

***
Во дворе школы в классики играли третьеклашки, они учились со второй смены. Классы на первом этаже, чего не выскочить во двор на перемене в середине-то мая? Хотя погода совсем не напоминала весну, скорее позднюю осень.
- О! Катюшка! Катя-аааа! – Маринка замахала сестренке. Катюшка сказала девчонкам «Щас» и рванула к сестре. – Слушай, ты не видела Ромку?
Катя мотнула головой.
- Точно?
- Ага.
- Ладно, беги. Давайте все-таки поднимемся? – это уже мальчишкам. – Вдруг он там.
Сначала они поднялись в класс информатики, там было закрыто. Никаких признаков жизни. Тогда Маринка потянула всех в кабинет химии. Может, классная что-то знает? Вряд ли, конечно… Потоптались у закрытого кабинета химии. Школа, похоже, готовилась к каникулам, в коридорах было гулко и как-то жутко. Хотя во многих классах шли уроки и консультации. Маринка оперлась о подоконник, где они болтали с Ромкой перед его факультативом. И вдруг она увидела свежее накарябанную ручкой – очень мелкую – надпись «Маришин – коза!». Стрелка от надписи указывала на оконную раму, и прямо по направлению под раму была подоткнута бумажка, сложенная в несколько раз.

Выцепив ее, Маринка стала нервно разворачивать листочек в клетку. Так Ромка называл ее только в критических ситуациях. Только в критических!
Tags: игры, роман с продожением
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments